Главная » 2012 » Октябрь » 24 » Дубровский конный завод до революции (1888-1917 гг.)
17:09
Дубровский конный завод до революции (1888-1917 гг.)
Дубровский конный завод до революции (1888-1917 гг.)

В живописном уголке лесостепной зоны Украины на плодородных черноземных землях раскинулись угодья Дубровского государственного конного завода. В 35 км от него находится село Большие Сорочинцы - родина Н. В. Гоголя, а в 12 км районный центр Миргород, тот самый захолустный когда-то городок, хорошо известный нам по бессмертным произведениям великого писателя. Сейчас здесь открыт курорт. Центральная усадьба завода лежит в 120 км от областного центра Полтавы, под стенами которой в 1709 г. русские войска, руководимые Петром I, одержали историческую победу над шведами.

 Завод был основан в 1888 г. Благоприятные природные условия Полтавщины - мягкий климат, короткая умеренная зима, пышная растительность плодородных украинских степей - несомненно повлияли на выбор места для нового конного завода. Степи издавна служили отличными пастбищами для бесчисленных табунов лошадей, разводимых для пополнения казацкой конницы. Вспомним пушкинскую "Полтаву"! 

 Богат и славен Кочубей,
 Его луга необозримы;
 Там табуны его коней
 Пасутся вольны, нехранимы.

 Поэтический образ точно соответствует действительности: семья Кочубей перед революцией имела в Полтавской губернии (Полтавский и Диканьский уезды) конные заводы и 56 тыс. десятин земли. 

 Территория Дубровского конного завода некогда входила в обширные владения гетманов Муравьевых-Апостолов*. Как пишет Г. М. Вержбицкий**, богатая растительностью степь "вскормила и вспоила не мало лошадей, на которых носились гетманские гайдуки. По ней ходили, по преданиям, большие гетманские табуны... Затем в XIX веке часть степи, около тысячи десятин, именно то место, где ныне находится Дубровский конный завод, перешло к генералу Маркову, который имел здесь конный завод и воспитывал хорошую верховую лошадь". После Маркова сменилось еще несколько владельцев, последним из которых был великий князь Д. К. Романов, занимавший пост главного управляющего государственным коннозаводством. В 1888 г. он купил понравившуюся ему местность и основал конный завод. В то время, то есть в 80-х годах XIX столетия, в России сложилась определенная общественно-экономическая ситуация, которая характеризовалась бурным развитием капитализма, проникновением капитала в деревню, активным процессом расслоения крестьянства. С одной стороны, в деревне все больше и больше становилось малоземельных бедняцких хозяйств и крестьян-батраков, с другой,- увеличивалось количество  зажиточных хозяйств, расширялись помещичьи экономии, где применялась передовая по тому времени техника - паровые молотилки, усовершенствованные орудия обработки почвы и др. Для таких хозяйств нужна была крупная, сильная, выносливая упряжная лошадь. Причем от нее требовалась и быстроаллюрность, так как она продолжала служить транспортным средством. Всеми этими качествами обладали рысаки, поэтому спрос на них сильно возрос. Необычайно популярен стал рысистый спорт, на ипподромах появился тотализатор - игра на деньги. Выручка от тотализатора позволила ввести крупные призовые поощрения, выдаваемые владельцам лошадей. Это, в свою очередь, послужило экономическим стимулом к разведению лошадей рысистых пород, созданию новых заводов рысистого направления. Одним из таких заводов стал Дубровский, разведение рысаков было избрано ведущей отраслью хозяйства. 

*(В 12 км от Дубровки сохранилась усадьба и дом, где жил один из руководителей движения декабристов С. И. Муравьев-Апостол (1796-1826 гг.) - дальний потомок украинских гетманов. На землях бывшего имения Муравьевых-Апостолов создан совхоз имени Декабристов.) 

**(Г. M. Вержбицкий служил в Дубровском конном заводе ветеринарным врачом. Свои заметки он опубликовал в журнале "Коннозаводство и спорт" в 1903 г.) 

 Молодому заводу явно повезло. Для покупки лучших племенных лошадей и строительства жилых и производственных помещений выделялись из великокняжской казны неограниченные денежные средства, управляющим заводом стал Ф. Н. Измайлов, который обладал недюжинным умом и прекрасно ориентировался в вопросах зоотехнии и ветеринарии. В течение нескольких лет он изучал рысистое дело в лучших хозяйствах США, однако, взяв все рациональное из зарубежной практики, Измайлов до конца своих дней (1911 г.) оставался страстным поклонником орловского рысака - этой уникальной отечественной породы. Постоянным консультантом завода был известный ветеринарный врач В. Г. Оболенский, автор замечательной книги "Основы коннозаводства и лечебник лошади".
Старая кузница, где в 90-х годах прошлого века была школа ковалей
Рис. 2. Старая кузница, где в 90-х годах прошлого века была школа ковалей

С первых же дней было положено начало культурному племенному коневодческому хозяйству. Выстроены маточные и тренерские конюшни, манежи, оборудована крытая дорожка длиной 400 м для тренировки молодняка в ненастную погоду, сооружен заводской ипподром с отличной беговой дорожкой, сохранившейся до наших дней. Сразу же взялись за подготовку кадров. Уже в 1889 г. открылись школы наездников, жокеев, ветеринарных фельдшеров и ковочных кузнецов. Была не забыта и шорная мастерская, где обучали шорников. Эти школы воспитали целую плеяду замечательных русских наездников, в том числе М. Д. Стасенко, Г. Я. Ажажа, выдающихся мастеров-ковалей Т. С. Черняка, Я. И. Березовца и многих других специалистов высокой квалификации. 

 В 1890 г. завод посетил знаменитый русский ученый-естествоиспытатель профессор В. В. Докучаев, который вместе со своими ассистентами обследовал почвы Миргородского уезда. В архивах завода сохранилась запись: "Степное пространство завода расположено на водоразделе рек Сулы и Псела с его притоком Хоролом и представляет возвышенность с толстым черноземом, степь, высота над уровнем моря 162,7 м". 

 Посещение Дубровского конного завода столь видным ученым свидетельствует о высокой культуре этого хозяйства. Примечательно, что именно в этом заводе в 1894 г. под руководством Ф. Н. Измайлова впервые в России было применено искусственное осеменение лошадей с использованием шприца, приобретенного Измайловым в Чикаго. Из семи осемененных кобыл ожеребились две в возрасте 24 и 30 лет, до этого долгое время бывшие бесплодными. 

 В Дубровском конном заводе в 1899-1900 гг. проводил свои первые опыты по искусственному осеменению лошадей выдающийся русский биолог профессор И. И. Иванов, труды которого по биологии размножения домашних животных привели к созданию зоотехнического метода искусственного осеменения и получили мировое признание. В 1903 г. И. И. Иванов писал: "В настоящее время искусственное оплодотворение по моему способу уже не первый год находит себе полезное применение в Дубровском конном заводе"*. Так искусственное осеменение вошло в практику коннозаводства Дубровки и наряду с естественной случкой применяется там и в наши дни. 

*(Статья "Искусственное оплодотворение млекопитающих" опубликована в газете "Русский врач", № 12, 1903 г.) 

 Первоначально Дубровский конный завод имел 4433 десятины земли, из них около 1000 десятин занимали посевы, более 2000 десятин - пастбища и сенокосы, а остальные угодья владелец сдавал окрестным крестьянам в долгосрочную аренду "с целью обеспечить их необходимыми выпасами и запашками". В хозяйстве было два севооборота - один двенадцатипольный и один четырехпольный. Кроме лошадей, разводили крупный рогатый скот серой украинской и симментальской пород, занимались садоводством и огородничеством, содержали питомник плодовых и декоративных деревьев и кустарников, из которого продавали саженцы и цветочные семена. При этом преследовали не только цель получения дополнительного дохода от хозяйства, но и культуртрегерства - насаждения показной культуры среди зависимого от завода окрестного населения. Крестьянам - арендаторам заводской земли, как и рабочим этого высокоразвитого хозяйства, жилось нелегко. Вот почему во время крестьянских восстаний 1905 г. горели конюшни Дубровского конного завода, как и усадьбы других помещиков. Однако высокопоставленного владельца мало беспокоило положение рабочих. Его интерес ограничивался продукцией завода. 

 Для комплектования поголовья завода Ф. Н. Измайловым, человеком весьма эрудированным в вопросах племенного коннозаводства, были взяты лошади трех весьма перспективных пород - орлово-растопчинской, орловской рысистой и несколько позже горной арденской. Сейчас трудно судить, какая из этих трех пород принесла больше славы Дубровскому конному заводу в предреволюционный период. Рассмотрим, как складывалась работа с этими группами лошадей. Для орлово-растопчинского отделения был куплен в 1888 г. в заводе Станкевича жеребец Яшма Приятный, рождения 1882 г., который оставался производителем до 1908 г. На Всероссийской выставке 1900 г. Яшма Приятный - внук Барчука - был удостоен большой серебряной медали. Сын Яшмы Приятного, рожденный в Дубровке от украинской кобылы, был признан лучшей лошадью на Всемирной выставке в Чикаго в 1893 г. и продан за небывалую по тем временам цену - 10 тыс. рублей. Заслужили награды и другие сыновья Яшмы Приятного - Приезд и Представитель. Приезду была присуждена первая премия на Чикагской выставке, а Представителю - большая золотая медаль в 1896 г. в H. Новгороде. Продолжателем этой линии в Дубровском заводе стал лучший сын Яшмы Приятного - Посол. 

 Превосходным производителем был и жеребец Гранит, рождения 1893 г., от Гранта и Хорошей (завода Шуринова). Он находился в Дубровке с 1901 по 1908 г. Его сын Гранит Заветный в 1909 г. отмечен большой золотой медалью в Полтаве, второй сын Гранитник в 1910 г. - золотой медалью в Москве. Третий производитель жеребец Баянчик, рождения 1893 г., от Баяна (полубрата Яшмы Приятного) и Феи, использовался в Дубровском конном заводе с 1897 по 1911 г. Сам Баянчик отличался необыкновенной красотой форм, за что получил большую золотую медаль на Петербургской выставке в 1898 г. и золотую медаль на выставке в Париже в 1900 г. 

 Основным приемом разведения орлово-растопчинцев в Дубровском заводе был кросс линий Яшма Приятный - Гранит. Кросс оказался очень удачным. Благодаря ему получены многие ценные лошади, например жеребец Воробей, сын Гранита и Перепелки (дочери Яшмы Приятного), удостоенной большой золотой медали на выставке в Ростове-на-Дону в 1907 г. и первой премии на выставке в Лондоне в 1912 г.; кобыла Зурна от Гранита Заветного (сына Гранита) и Персиянки, отмеченная золотой медалью (в группе) на выставке в 1913 г. в Киеве; кобыла Загородка от Гранита Заветного и Отрады (дочери Посла), отмеченной также золотой медалью, и др. Дальнейшая судьба этих уникальных по красоте экстерьера и движений лошадей сложилась весьма печально. Многие из них были разграблены кайзеровскими войсками, бандами Петлюры и Махно в годы гражданской войны и иностранных интервенций. 

 Уцелевшие в Дубровском заводе отдельные лошади в 1922 г. были - переданы в конные заводы Беловодской группы. Работа с ними первоначально велась в Лимаревском, а потом в Деркульском конных заводах. От выдающихся дубровских орлово-растопчинцев Ожерелка и Балалайки родились в 1932 г. в Лимаревке Браслет и в 1934 г. в Деркуле Букет. 

 На Всесоюзной сельскохозяйственной выставке 1939 г. экспонировалась группа орлово-растопчинских лошадей, или, как их тогда называли, лошадей русской верховой породы, во главе с чемпионом выставки жеребцом Браслетом. Экспонируемые лошади пользовались большим успехом у посетителей. Все животные отличались великолепным экстерьером, у них была легкая голова с широким лбом и щучьим профилем, унаследованная от арабских предков, лебединая шея с длинным затылком. К этому нужно добавить, что лошади имели нарядную вороную масть и каждая из них могла служить эталоном спортивной лошади для высшей школы верховой езды. Во время гитлеровской оккупации конский состав Деркульского завода, где находились орлово-растопчинцы, был полностью уничтожен. Сохранились лишь животные, находившиеся в Москве, на BCXB. В наши дни значительный интерес представляет селекционная работа, проводимая в Александрийском конном заводе с потомством жеребца Беспечного (сын Букета), несущего в себе кровь дубровских лошадей и передающего по наследству тип и другие качества этой ушедшей в прошлое замечательной породы. 

 Поголовье орловских рысаков Дубровского завода первоначально было сформировано в результате покупки маток и жеребцов-производителей в различных частных конных заводах. В 1888 г. было куплено 20 рысистых кобыл у коннозаводчика В. А. Кудашева. Это были преимущественно матки старинного густого типа, довольно крупные, глубокие, с хорошей линией верха, на костистых, фризистых, с короткими бабками ногах. Однако эти лошади не сыграли заметной роли в дальнейшей работе Дубровского завода. Больший интерес представляли орловские кобылы, купленные в конных заводах М. Е. Константиновича и особенно Д. А. Энгельгардта и А. А. Стаховича. Большие надежды возлагались на маток, несущих в себе кровь Горюна. Были приобретены кобылы также в заводе С. Д. Коробина вместе с жеребцом-производителем Бедуином Молодым (Бедуин - Усаниха). 

 Часть маток была куплена с подсосными жеребятами, отцами которых были известные тогда жеребцы Дым, Похвальный, Червонный, Ветерок Хреновского завода, Точеный, Гранит В. П. Охотникова. Некоторые кобылы поступили в завод жеребыми. Жеребой от Хвального была кобыла Паволока (Петел - Темь) завода И. И. Воронцова-Дашкова. Она ожеребилась в 1892 г. караковым жеребчиком Хваленым, который впоследствии оказался выдающимся ипподромным бойцом (его рекорды 2.15,6; 4.36,6) и производителем. 

 Горные ардены, как сказано выше, появились в Дубровке несколько позже, в начале 90-х годов. Это были арденские кобылы с першеронской кровью из Деркульского государственного и Чесменского конных заводов. Из последнего были взяты арденские матки - дочери Каравая, Колчана и База. Поначалу в качестве производителей использовались только арденские жеребцы, купленные в Чесменке, - Баз, Колчан, Куб, а в дальнейшем жеребцы, выращенные здесь же в Дубровском заводе. 

 В результате умелого подбора кобыл к жеребцам и применения воспроизводительного скрещивания Дубровский конный завод в предреволюционные годы создал свой тип тяжеловозов - некрупных, но отличавшихся достаточной силой, хорошими движениями и сравнительно малой требовательностью к условиям кормления и содержания рабочих лошадей, пользующихся большим спросом у населения. Заслуга коневодов Дубровки состоит в том, что они не только вырастили ценных продолжателей старых линий этой породы - Караула, Запоя, Поденщика и других, но и создали новую линию Ларчика (Мальчик - Табакерка). 

 В 1922 г. племенные арденские лошади из Дубровки были переведены в Новоалександровский конный завод, где послужили основой для создания новой отечественой породы лошадей, названной "русский тяжеловоз". 

 К началу 1901 г. племенной состав Дубровского конного завода насчитывал 23 жеребца-производителя и 151 матку, из которых было 12 жеребцов и 52 кобылы орловской рысистой породы, 9 жеребцов и 64 кобылы орлово-растопчинской и чистокровной верховой пород, 2 жеребца и 35 кобыл горных арденов.
Жеребец - производитель Бычок 5.13 2/3, рождения 1879 г., завода Д. А. Энгельгардта
Рис. 3. Жеребец - производитель Бычок 5.13 2/3, рождения 1879 г., завода Д. А. Энгельгардта

Несколько позже число рысистых кобыл было увеличено до 60, а число жеребцов сокращено до шести, остальные рысистые производители были выведены из Дубровки. Наиболее удачным было использование здесь купленного в заводе Д. А. Энгельгардта Бычка 5.13 2/3 (3 версты), рождения 1879 г., праправнука знаменитого Бычка 5.45, рождения 1824 г., который был выращен в конном заводе Шишкина, а потом перепродан купцом Смесовым двоюродному брату А. И. Герцена - Д. П. Голохвастову по очень высокой цене - 36 тыс. рублей. Об этом самом смесовском Бычке рассказывает А. И. Герцен в своей книге "Былое и Думы" (глава XXXI). 

 В музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии имени К. А. Тимирязева сохранилась картина кисти художника Рауха, на которой запечатлен этот выдающийся рысак 30-х годов прошлого столетия.
Знаменитый орловский рысак Хваленый 2.15,6, рождения 1892 г. Дубровского конного завода
Рис. 4. Знаменитый орловский рысак Хваленый 2.15,6, рождения 1892 г. Дубровского конного завода

В Дубровском конном заводе Бычок (Правнук - Кикимора), рождения 1879 г., оказался ведущим и, как сказано выше, удачным производителем, оставившим в заводе 120 потомков. От кобылы Растрепы (Туман - Модница), купленной у М. Е. Константиновича, и Бычка в 1890 г. родился резвый жеребец Бывалый, ставший победителем Всероссийского дерби в 1893 г. (в те годы рысистое дерби разыгрывалось на трехлетних лошадях). Бывалый установил рекорд на дистанции две версты - 3.21,1. В возрасте четырех лет он показал рекордную резвость на полторы версты - 2.20 и пяти лет - 2.19,6. После окончания беговой карьеры он стал одним из основных производителей Дубровского конного завода. Кроме Бывалого, к лучшим потомкам Бычка в Дубровке можно отнести жеребцов Баловливого 2.19,2, Беспрерывного 2.19,5 (отец выдающейся заводской матки Боковой), Бычка Желанного 2.19, а также кобыл - Багровую 2.43,4 (мать Ханского 2.18,2), Бубнову (бабка Хулигана 4,36,4), Боярскую (мать знаменитой в орловской породе кобылы Безнадежной Ласки 2.19,6) и др.
Победитель Большого Всероссийского приза (дерби) 1893 г. Бывалый 2.19,6
Рис. 5. Победитель Большого Всероссийского приза (дерби) 1893 г. Бывалый 2.19,6

Родившийся в Дубровке жеребец Хваленый от купленной у Воронцова кобылы Паволоки отличался блестящей беговой карьерой, был рекордистом породы, испытывался до 12-летнего возраста. Сумма выигранных им призов составила 187 тыс. рублей. Хваленый обладал крепкими конечностями, отличным здоровьем и оказался выдающимся производителем, родоначальником линии. Из 87 детей Хваленого 16 относились к классу 2.20 и резвее. 

 Жеребец Хваленый использовался на дочерях и внучках Бычка. От сочетания с дочерьми Бычка были получены Ханский 2.18,2, Ходок 2.19,4, Холодный 2.18,4, Хозяйский 2.19,4, а от сочетания с дочерьми Бывалого - Холст 2.17,1, Хохот 4.43,5 и Хохотливый 4.45. 

 Лучший сын Хваленого Хулиган 4.36,4 был получен от Утраты 2.21,4 - дочери Подрядного 2.29,2 (внук Волокиты 5.09) и Бубновой - родной сестры Бывалого. 

 Дубровский конный завод один из первых в России допустил в свой племенной состав более резвых американских рысаков. Среди маток была американская рысистая кобыла Франки-Р, с которой хорошо сочетались Бычок и Бывалый. От Бычка Франки-Р дала Буфера 4.48,5, а от Бывалого - известного производителя Люди-Ферта 4.45,4 (отца Кадетки 4.35,1). Тем не менее метизацией в заводе не увлеклись. Ипподромные успехи Бывалого и Хваленого были столь значительны, что работники Дубровского конзавода окончательно уверовали в орловского рысака и отказались от дальнейшего скрещивания с американским рысаком. Американскую рысистую кобылу Франки-Р, несмотря на хорошее качество приплода, продали в завод Г. Г. Елисееву вместе в приплодом. Ее сыновья Буфер 4.48,5 и Люди-Ферт 4.45,4 также были проданы. 

 Таким образом, Дубровский конный завод стал в ряд тех конных заводов, которые в начале нашего столетия боролись за самостоятельное существование отечественного рысистого коннозаводства. 

 С первых дней существования Дубровского завода в нем стремились создать для племенных лошадей наиболее благоприятные условия кормления и содержания, однако без роскоши и внешнего блеска. Первоначально конюшни, как правило, имели глинобитные стены и соломенные крыши. В то же время помещения были светлыми, с просторными денниками. Выжеребку кобыл проводили в специальной конюшне "повивал", куда ставили маток за 7-8 дней до родов. Из этой конюшни кобыл уже с жеребятами переводили в так называемую передаточную конюшню, где их содержали до выпуска на пастбище. У передаточной конюшни был устроен небольшой варок с навесом для прогулки маток и жеребят в зимние месяцы. В конюшне был просторный зал, где подкармливали жеребят концентратами, а также случали маток. В заводе был построен манеж для моциона и заездки жеребят и крытая дорожка длиной 400 м для тренировок лошадей в плохую погоду. 

 На пастбищах были оборудованы летние пригоны и легкие сараи с паддоками. Летние пригоны были устроены отдельно для подсосных маток, годовалых жеребчиков и кобылок. Сараи с паддоками, так называемые паддоки в степи, представляли собой круглый сарай на пастбищном участке, разделенный внутри стенами на четыре сектора (отделения) с выходом на прилегающий к нему участок пастбища, замкнутый с четырех сторон забором. Такие паддоки предназначались для выпаса молодняка, который мог свободно заходить в помещение на ночлег, а также во время ненастья, дождя и сильного зноя. Степные сараи находились в различных местах и носили названия: Дубровские, Глубочанские и др. 

 Еще в 1888-1889 гг. управляющий заводом Ф. H. Измайлов в порядке опыта апробировал три распространенные тогда в коннозаводстве системы содержания лошадей - английскую, американскую и русскую.
Конюшня повивал
Рис. 6. Конюшня повивал

Первую группу маток содержали по английской системе, кобылы почти круглый год находились на сухом корме, их выпускали на выпас только для моциона, обильно кормили, чистили 3 раза в день. Жеребят-сосунов подкармливали овсом примерно с месячного возраста и давали овса вволю с учетом поедаемости.
Манеж для заездки жеребят
Рис. 7. Манеж для заездки жеребят

Американская система состояла в том, что маткам предоставляли пастбище, подкармливали их овсом по мере надобности в соответствии с состоянием упитанности, чистили один раз в день по утрам. 

 Русская система мало чем отличалась от американской. Матки также пользовались пастбищем и подкормкой овсом в случае необходимости. Чистили их один раз в день, жеребят-сосунов начинали подкармливать овсом под маткой примерно с июня, в зависимости от состояния жеребенка (по усмотрению штутмейстера).
Загон для жеребят в степи - паддок
Рис. 8. Загон для жеребят в степи - паддок

В первую группу попадали, как правило, лучшие, наиболее ценные матки, учитывалось также качество приплода и возраст маток. Жеребят от матерей отнимали в 6-месячном возрасте. 

 С течением времени все эти три системы содержания маток и жеребят претерпевали изменения и в конце концов Дубровский конный завод выработал свой собственный метод выращивания лошадей, в который вошло все лучшее, что было в английской, американской и русской системах. 

 При выращивании рысистого молодняка коллектив завода стремился к повышению скороспелости орловского рысака. Для достижения желаемой цели лошадей обильно кормили. Жеребят-сосунов рано начинали подкармливать овсом, отъемышам скармливали концентраты, сено, морковь, вводили в рацион молоко и яйца. 

 На организацию тренинга в заводе было обращено самое серьезное внимание. Первоначально применяли очень раннюю (с 7-8-месячного возраста) заездку молодняка с последующей тренировкой в упряжи без перерывов. Такая чрезмерная нагрузка на молодой организм себя не оправдала. В скором времени завод отказался от такой системы. Теперь осенью применяли только гонку жеребят-отъемышей на свободе в марвинском манеже и прогон табуном в степь. К весне 9- 10-месячных жеребят заезжали в санках и продолжали тренинг до наступления лета. С наступлением лета езда прекращалась и всех годовиков (жеребчиков и кобылок) отдельными табунами выпускали в степь на пастбище сроком на 2-3 месяца. 

 Такие летние перерывы в тренинге с выпуском лошадей на пастбище практиковались и для двухлеток. Известно, например, что к группе молодняка, в течение трех лет подряд находившейся на пастбище (сосуны, годовики и двухлетки), принадлежал и знаменитый Хваленый 2.15,6, 4.36,6. 

 О том, как готовили в заводе лошадей к ипподромным испытаниям, можно составить представление, ознакомившись с системой тренировки жеребца Бывалого. Впервые он был отправлен на ипподром в 1893 г., то есть трехлетком. При этом 10 апреля была последняя резвая работа, 25 апреля Бывалый поступил в Москву на ипподром, а 13 июня бежал на Большой Всероссийский приз (дерби), блестяще его выиграл в резвость 3,21 (2 версты). 6 июля Бывалого возвратили на короткий отдых в завод. Его ежедневно выпускали в паддок (на пастбище). Всю осень Бывалого в заводе тренировали, а 1 декабря того же 1893 г. снова направили на ипподром, теперь уже в Петербург, где он успешно выступал на призы. С 6 марта по 7 мая 1894 г. Бывалый находился в заводе, непродолжительный отдых чередовался с тренировками. 7 мая его отправили в Москву, а 21 мая он выступил на ипподроме и выиграл приз, затем еще несколько раз выступал и неизменно выигрывал. 24 июля Бывалый бежал отдельно на время и установил рекорд на полторы версты - 2.20, 3 августа его вновь возвратили в завод. До 7 сентября жеребец находился на выпасе, затем его тренировали и в декабре отправили в Петербург. Здесь он бежал на призы 11 и 31 декабря, 8 января 1895 г. и каждый раз был первым. Однако 12 января Бывалый пришел вторым, а 21 января и 1 февраля снова победил. Из Петербурга его перевезли в Москву, 9 мая 1895 г. в возрасте пяти лет он участвовал в заезде на "Колюбакинский" приз, но неудачно, видимо шесть успешных выступлений подряд в течение двух зимних месяцев не прошли даром. У него обнаружили эмфизему легких и возвратили в завод. Бывалый стал производителем. 

 Беговая карьера второго высококлассного жеребца Дубровского завода Хваленого сложилась более удачно. Так же, как и Бывалый, он проходил испытания на ипподромах, а потом отдыхал в заводе, тренировался и снова бежал. Испытывали его до 12-летнего возраста. 

 Профессор В. О. Витт в статье "Дубровка в прошлом и настоящем", опубликованной в журнале "Коневодство и конный спорт" № 5 за 1963 г., писал, что талантливые наездники в Дубровском конзаводе разработали новую систему тренинга, позволяющую "развивать у лошади не только силу, как старая русская езда ровным пейсом с ее прикидками с места до места, и не только резвость на коротке, как американская марвинская, но и силу, и резвость, и способность к броску на любом отрезке дистанции". В той же статье В. О. Витт приводил рассказ мастера-тренера Михаила Дмитриевича Стасенко, всю жизнь проработавшего на дубровских лошадях: "Нельзя было Хваленого готовить по рецептам Марвина - все только "резвыми четвертями и восьмушками". Как и многие его дети, он требовал очень большой работы. Силы непомерной, резвости - край непочатый, а ходом не идет, резвости не дает. Надо не лениться, а работать и работать не спеша, много верст по степи. Не утомлять, но и спать не давать, иногда и пошевелить, спросить "кончик", чтобы не скучал... А как приехали в Москву, то работали в Петровском парке, на резвую выезжали на круг через два дня на третий. После проминки - полверсты или версту тротом, четверть версты или полверсты махом, через полчаса выезжали на резвую. Делали всегда прием порезвее, затем четверть или полверсты махом, четверть версты резво, четверть версты или полверсты махом, заканчивали всегда самой резвой четвертью иногда с посылом". 

 Из приведенных выше примеров видно, что в описываемый период участие лошадей в бегах носило несколько иной, чем сейчас, порядок. Лошади, направленные из завода на бега, испытывались на разных ипподромах, в течение бегового сезона возвращались в завод на отдых. В испытаниях, ипподром-ном и заводском тренинге делали перерывы, лошадей выпускали на пастбище. 

 Как правило, заводские наездники тренировали лошадей в заводе и сами же вместе со своими питомцами выезжали на ипподромы. Сама система тренинга в дореволюционной Дубровке носила оригинальный характер. Лучшие ее элементы представляют практический интерес и в наше время. В конном заводе работали прославленные русские наездники и американцы - известный тренер Людвиг Реймер, а затем Т. Мурфи и Ф. Старр. Однако таких великолепных лошадей, как Бывалый и Хваленый, воспитали именно русские наездники, замечательные мастера прошлого Василий Ефимов и Иван Соловьев, успешно передававшие свой опыт молодежи. Помощником у И. Д. Соловьева работал Михаил Стасенко, поступивший в завод в первые дни его организации 18-летним юношей и остававшийся в Дубровке до конца своей жизни (умер в 1958 г. в возрасте 87 лет). 

 М. Д. Стасенко и другие молодые тогда наездники завода видели работу и мастеров старой русской школы, и американских наездников, имели возможность сравнивать эти системы, анализировать и осмысливать их, а в дальнейшем брали из разных систем все лучшее и создавали свою систему тренинга. М. Д. Стасенко видел, как Людвиг Реймер из "отбойного" жеребца Кракуса сделал резвейшого орловского рысака того времени, показавшего в 1893 г. впервые резвость 2.20 на 1600 м. Тот же Стасенко был свидетелем работы В. А. Ефимова, который в 1893 г. выиграл на Бывалом дерби, а в 1894 г. поставил на нем рекорд для четырехлеток, продержавшийся 5 лет (рекорд 2.20 в 4-летнем возрасте повторил Зенит в 1899 г.). Наблюдал он и за последним выступлением В. А. Ефимова на Бывалом на "Колюбякинский" приз в 1895 г., после которого этот резвейший жеребец преждевременно закончил свою беговую карьеру. Стасенко не мог не заметить, что при испытании Хваленого к этому жеребцу относились более бережно. При первой же неудаче или замеченной усталости жеребца его немедленно отправляли в завод на отдых, после чего постепенно "подводили" к резвым работам и призовым выступлениям. В 1893 г. М. Д. Стасенко несколько месяцев был в США вместе с жеребцом Кракусом, где изучал систему тренинга рысаков у известных наездников Марвина, Мурфи и Старра, а в 1900 г. демонстрировал Хваленого в Париже на международных бегах. Такие поездки позволили молодому наезднику перенять много полезного у зарубежных мастеров тренинга и испытаний лошадей. На те далекие годы приходятся первые старты наездника-самородка М. Д. Стасенко, талант которого в полной мере проявился уже в советское время. 

 Заметим, что позднее именно здесь, в Дубровском конном заводе, освоил своеобразную систему заводского тренинга и выдающийся специалист по тренировке рысистых лошадей А. П. Орлинский, который впоследствии с огромным успехом применял ее в других конных заводах страны. 

 Правильность выработанных в заводе приемов тренировки подтвердилась успешными выступлениями дубровских лошадей на ипподромах. По сумме выигрыша Дубровка занимала доминирующее место среди других конных заводов орловского рысистого направления. Только за 1901-1911 гг. на питомцах завода выиграно призов на сумму 1 086 687 руб. Такого выигрыша не имел ни один другой завод, разводивший орловских рысаков. 

 Профессор В. О. Витт, давая высокую оценку работе коллектива Дубровки в те годы, писал: "Вот какой замечательный результат для завода, который начал свою работу с матками на 90% небежавшими! Вот, что значит при племенной работе создать условия среды". 

 Лошади Дубровского конного завода - орлово-растопчинцы, орловские рысаки и ардены - успешно демонстрировались на различных выставках не только внутри страны, но и перед всем миром. Их показывали в Москве, Петербурге, Харькове, Киеве, Чикаго, Париже, Лондоне и др. 

 Вот список выставок, на которых лошади Дубровского кон-завода получили высокую оценку. 
 С.-Петербургская Всероссийская выставка..............................1891 г. 
 Всемирная выставка в Чикаго..........................................1893 г. 
 Русская конская и этнографическая выставка в Париже..................1895 г. 
 Всероссийская выставка в Н. Новгороде................................1896 г. 
 Всероссийская выставка в Петербурге..................................1898 г. 
 Московская выставка..................................................1899 г. 
 Всемирная выставка в Париже..........................................1900 г. 
 Всероссийская выставка в Харькове....................................1903 г. 
 Сельскохозяйственная выставка в Полтаве..............................1909 г. 
 Всероссийская выставка в Москве......................................1910 г. 
 Королевская выставка в Лондоне.......................................1912 г. 
 Окружная конская выставка в Киеве....................................1913 г. 

 Дубровский конный завод уже в первые годы своего существования вписал славные страницы в историю развития отечественного коннозаводства. Тысячи его питомцев расходились по коневодческим хозяйствам страны, поступали в государственные заводские конюшни и использовались в качестве улучшателей местного конского поголовья. Жеребцы Дубровского завода становились производителями других конных заводов, верховые орлово-растопчинские лошади поступали в спорт и под офицерское седло русской армии. 

 Среди большого количества жеребцов-производителей, рожденных в эти годы в Дубровке и продуцировавших уже в наше время в советских конных заводах, большую роль сыграли орловские рысаки сыновья Хваленого: Холст 2.17,1, Холер 2.25, Хорист 1.43, Художник 2.30, Равнодушный 2.15,1 от Кремния и Хладной (дочери Хваленого) и др. Кроме того, до революции использовались жеребцы и в частных конзаводах, например сын Бычка Бегучий 4.48,4 состоял производителем в заводе Щекиных. 

 Заканчивая описание предреволюционного периода Дубровского конного завода, нельзя не помянуть добрым словом и его замечательных, порой незаметных тружеников - конюхов и наездников, тренеров и конмальчиков, ветеринаров, кузнецов-ковалей, полеводов и животноводов, которые создали славу этому замечательному коневодческому хозяйству.

Категория: Книга о дубровском конном заводе | Просмотров: 4738 | Добавил: LostControl | Рейтинг: 4.6/8
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]